рюский упырь Михаил Ульянов

 

история уменьшительно-кусательного слова «рюский»

 

Оно, это «рюский», трудно приживалось.

Побыло в ходу среди демократов с университетским дипломом, пару лет буквально, без огонька, вяловато. Потом коллективный мозг нации смыло в унитаз тремя мощными потоками бытия – массовой приватизацией, рок-н-ролльными выборами ЕБН-а и августовским дефолтом 1998 года. В общем, носителя не стало, почва из-под слова «рюский» ушла.

Думал, вот закономерная участь для незаконнорожденного – возникло не с того прохода, хирело-хирело, да и сдохло. Ан нет, поторопился!

Прошло время. Настали наши дни.

Кто-то обнаружил этот трупик, поднял из мусорки, окропил мертвой водой и вот, вижу, пошло оно гадить по форумам, по собачим боям. Смысловая нагрузка у нынешнего «рюский» то же самое, что и встарь:  презрение (через пухлую губу) к русакам — ни на что не годным, во всём виновным, рабским терпилам, для хай-хьюма окончательно потерянным.  

 

Ностальгический поиск истоков возникновения данного вируса приведёт нас в 1991 год, в поздне-советский арт-хаусный «Дом под звёздным небом».

 

Уже в начале, в предбаннике сюжета (11:21), звучит программное:

«… Слишком сильно я всё это ненавижу, всё, что там у вас...». Так говорит американский лилипут Боря.

Его (лилипута), как сказано в фильме, запилили (зачали, т.е.) неудачно, потому как «пилили» назло, в знак протеста политическому режиму СССР 40-х годов.

 

И весь остальной фильм посвящается тому, чтобы доказать: не зря, ведь, лилипут выражается нелицеприятно, лилипут-то прав — там любить нечего! Что там, в этом ужасе, любить?

 

Довольно скоро, на 25-й минуте фильма, выдающийся академик, отец Бори-лилипута, вляпывается в сюрреальную передрягу с топливным баком от бомбардировщика. Разумеется, покаянной рысцой, бежит сдаваться в Комитет ГБ.

Надёжный молодец, офицер Тарабанько, задаёт ему анкетные вопросы, в том числе:

«Национальность?».

«Рюский!» — пренебрежительно говорит академик, демонстрируя своим лицом усталость от ноши этого факта и лёгенькую степень унижения от самой причастности. Полюбуйтесь сами на 27-минуте (26:33). Хорошо сыграно.

Ну, дальше всё понятно и предсказуемо. Чем дальше, тем  увлекательней, тем жутче. Кого-то уполовинят ножовкой, кого-то ждёт усекновение головы, кто-то словит пулю.

Апофеозом всего кинища будет ритуальный поклон американской набережной, со всех четырёх костей, с придыханием, с молитвой.

Поцелуй в асфальт Манхэттена – как отражённое стратосферой последствие, как эхо оккультного слова «рюский», запущенного в мировой эфир на противоположном полушарии Земли.

 

Надо давать себе отчёт – кем это презрительное «рюский» было изречено, выпущено на свободу.

Роль «рюского» академика играет великий и легендарный Михаил Ульянов. Его слово, его личность, багаж его сценических образов, занимающих почётное место в сознании зрителя той поры, — всё это имело магический вес. Он сказал, он сыграл сказанное, и демон ущербного смысла вошёл в общественное сознание в виде самостоятельного вируса.

 

Размышления об актёрской гениальности Ульянова, с учётом вышесказанного, выносят меня к мощному эпизоду фильма «Наш бронепоезд» (Беларусьфильм, 1988).

Вот он – гениальный «мясник» всех времён (в детстве, наверное, жарил лягушек и обрывал крылышки мухам).

С времён кино-сказочника Роу никому не удавалось изобразить  упыря с такой пугающей живописностью – одному только Ульянову (см. эпизоды «Нашего бронепоезда», таймер 18:37, 20:50 и особенно 22:00).

По-моему, это верх его мастерства и карьеры, а может быть и конечная станция его жизненной мисси – изобразить зло в чистом виде, зло без его обольстительной конфетной обёртки.

Боюсь предположить: а вдруг, это портрет его собственного, чёрного «Я»? Не оттого ли получилось убедительно до мурашек?

 

А если так, стало быть, и «рюский» — от души ...

Обсудить у себя 2
Комментарии (11)

Что, тоже не смотреть?)

«Дом под зв. небом» — можно и посмотреть. Как прикольное развлечение, когда нефиг делать — нормалёк, вполне.

Ок) Если мне понравится, буду к тебе ходить канючить — гетто Блиноооова, посоветуй пожалуйста, что мне посмотреть) Чувствую, ты в этом разбираешься)

Айрис, это кино на любителя, на Большого…   Советский арт-хаус —  очень особое кушанье. Надеюсь, обойдётся без изжоги 

Я поняла.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

гетто Блинова
гетто Блинова
Было на сайте 2 недели назад в среду 07.11.18 в 23:04
Читателей: 3 Опыт: 45.3945 Карма: 3.15578
все 3 Мои друзья