А-Б-В-Г-Д... Перестройка №2

 

 

А

 

Перестройка-2 это уже не фигура нашей фантазии.

Это заведённый часовой механизм.

Зуб даю!

 

Б

 

А вот и два героя, чьими волшебными пальчиками проложены провода, ведущие к адской батарейке.

Петров и Боширов, прошу любить. Впрочем, вы уже знакомы...

Им выпало играть в сюжете, главным лейтмотивом которого является пронизывающий идиотизм.

Сценаристы кино-дилогии «Горячие головы», полагаю, уже строчат продолжение. Такой материал в корзину для мусора не бросают!

Смотрим RT-интервью с этими двумя, и трудно отделаться от впечатления, что где-то здесь, за ширмой, присутствует гомерический, тупоголовый лейтенант Дребин (Лесли Нильсен, «Голый пистолет») и старательно дирижирует постановкой, суфлирует из-под рояля. Приступы ржаки подмывают RT-начальницу Симоньян, она едва держится.

 

Идиотизм, как видится, нарочитый, постановочный, проектный.

Наивно верить в топорную глупость хозяев телеэкрана, модераторов информационной матрицы.

А значит, вопрос: как это понимать?

 

В

 

Рецепт понимания хранится в сундучке горбачёвской пятилетки. Давайте сгоняем в 1987-й головокружительный и решающий год, в 28 мая. Влетая на скорости на Васильевский спуск (Красная площадь)  Москвы, мы рискуем столкнуться лоб в лоб с одним забавным персонажем, звали которого Матиас Руст. Он, как беззаветный фанат авиации и практикующий лётчик-любитель, взял, да и совершил немыслимое: стартовав из Хельсинки, он преодолел по воздуху тысячу километров, обнулил несколько поясов непроницаемой ПВО СССР и приземлился в центре столицы Советского Союза.   

По форме – балаган-шоу, лихое авиа-хулиганство в духе Чкалова. А по сути – военно-политическая катастрофа. Сразу после выходки Руста в СССР началась невиданная чистка высшего и среднего генералитета, особенно в сфере ПВО. Словно бы некто влиятельный специально ждал подходящего повода.

ПВО, надо знать, являлась фундаментом Вооружённых Сил страны – всё крутилось вокруг неё, остальные роды войск были встроены в её матрицу. Обезглавливание такой принципиальной сферы придало фатальный импульс к дальнейшему, неуклонному разрушению всей военной машины СССР. К августу 1991 году армия страны оказалась парализована и деморализована, оказалась неспособной выполнить свою историческую роль и Присягу. 

 

 

Г

 

Два бойца, одинаковых с лица, которых мы уже выучили как Петрова с Бошировым, презентуют явление того уровня и с тем же историческим знаком.

Их (как авиа-балбеса Руста в 1987-м) разыграли в тёмную. Того вели средствами ПВО от самой границы и до Кремля, но почему-то не сбили и не вынудили к посадке. Этим дали немудрёное, бессодержательное задание – появиться и засветиться, изобразить хрестоматийных, Голливудских типажей, ГРУ-стайл. Конечно, никого они не травили, да и не смогли бы виду топорной своей квалификации. Они просто возникли в назначенное время в приметных местах и попали во все средства видео- и фото-фиксации. Большего от них не требовалось. А нынче их, не готовых к продолжению и не умеющих плавать в жидкости новых, неожиданных медиа-обстоятельств, толкнули с мостика. Они барахтаются, они забавны, они себя закапывают в дно...

 

Д

 

Хотите знать, что будет дальше?

Спросите у маршалов и генералов ПВО СССР (может, кто случайно дожил до нашего времени). Они вам скажут: Петров и Боширов – живые сигнальные лампочки, предвестники разгрома.

Через персоны этих почти полупочтеннейших и премногомалозначащих недотёп спецслужбы РФ, как институт государства, будут вывалены в дёгте и перьях, предъявлены миру и обществу как несостоятельные и опасно гниющие. Кто-то влиятельный внутри самой РФ решительно толкает ход событий именно этим, испытанным путём. Затем ГРУ, СВР и другие, смежные конторы, будут обезглавлены и дезорганизованы.

 

РФ подойдёт к краю обрыва, именно туда, где в последний раз видели Советский Союз.

 

 

Комментариев: 0

Обращение к Стивену Кингу

 

 

Жил-был мальчик.

Скучный интроверт, тусклая лампочка.

Никаких шансов оставить след в судьбе окружающих у него не было абсолютно.

Пришёл в этот мир вопреки собственной ненадобности и ушёл бы, огорчённый упрямым фактом этой самой ненадобности. Шопен ему вдогонку!

 

И это было бы непременно так, если бы не муха.

 

 

МУХА В ЧЕРЕПНОЙ КОРОБКЕ

 

Однажды вечером, на веранде сельского дома, мальчик гонял мух.

Делать было не хрен, с воображением у мальчика всегда были трудности, так что ему оставалось только этим и заниматься.

Солнце, ещё не проглоченное вселенским крокодилом, перешло к эндшпилю, освещения хватало, и мухи с мальчиком хорошо друг друга видели. Поэтому он гонял их с пристрастием, а они ловко от него маневрировали. Потерь с обеих сторон удавалось избежать.

За этим занятием никто не заметил, как солнце закатилось в лузу. Участники битвы при Перл-Харборе лишились ориентации и давай гоняться друг за другом на ощупь, периодически сталкиваясь лоб в лоб. Мальчик озверел, насекомые запаниковали. На тёмной веранде началось хаотичное метание сущностей, ад в лотерейном барабане.

Мальчик получил несколько ударов мухами в голову, а вдруг с ужасом почувствовал, как одна из дряней нырнула ему прямо в ухо. Он заорал от испуга, прекратил взмахи руками и включил на веранде свет.

Воцарилась тревожная тишина. Мухи немедленно попрятались в занавески, затаились. В этом безмолвии было пронзительно слышно необузданное жужжание винтокрылой твари, очутившейся в тесной шахте уха. Ей тоже было страшно.

Нелимитированно ругаясь матом, наш герой принялся ковырять пальцем, но подлая муха не поддавалась выковыриванию и с яростным жужжанием продолжала упрямо ввинчиваться в глубины ушного канала.

Перепуганный мальчик снова заметался по веранде, в поисках избавления. Ему попался спичечный коробок, и он попытался выгнать гнусное насекомое с помощью спички. Но тщетно! К этой минуте муха залезли так глубоко, что её агрессивное жужжание ощущалось уже где-то в центре головного мозга.

До мальчика вдруг дошло, что это окончательный 3,14+ц, и ему стало страшно уже по-настоящему. Он заплакал.

Он постарался что-нибудь придумать. Но муха, периодически оживая и взвинчивая свои зудящие моторы, мешала его размышлениям.

Так, в состоянии паники и ужаса, его застала ночь.

Думая, что умирает, мальчик упал головой на подушку и сомкнул зарёванные глаза.

Что будет дальше?

Он понял, что скоро превратится в труп, что новый рассвет наступит для кого угодно, даже для мух, но только не для него.

Ему было страшно. Очень страшно!

Ему почудилось, что он медленно превращается в Стивена Кинга.

 

Так, незаметно для самого себя, мальчик с мухой в черепной коробке лишился сознания...

 

(продолжение будет)

Комментариев: 21

размышления над микроскопом

 

 

Намедни был фестиваль разговорного жанра.

Лично я молчал.

Мне было некогда говорить.

Я пил коньяк и закусывал сладкими апельсинами. Говорила – ОНА!

Не пить коньяк я не мог. Мне требовалось залить глаза цветным светофильтром. Глядеть на ЕЁ черно-белую красоту невооружённым трезвым глазом было невыносимо.

Какие-то звуки мною, конечно, издавались. Иногда я мычал, иногда сопел, икал, и храпел, наверное, когда проваливался в ямы тревожного сна.

Но я мог бы и даже этого не издавать. Разговорный фестиваль всё равно состоялся бы. ОНА говорила не только за нас обоих, но и за всё ночное полушарие планеты Земля. Жаль, что ЕЁ не было слышно в мировом радио-эфире, на коротких и средних волнах.

Если отфильтровать бесконечный речитатив, отсёчь ветки и оставить голый ствол, то получится примерно такая стенограмма ЕЁ выступления:

 

« .................................

  О! А!

  Какой у тебя огромный!

  Аааа!

  Ничего себе!

  Я боюсь! У-уууу!

  Он меня разорвёт!

  Нет!

  А! А! Аааа!

 .........................… »

 

Когда солнце выкатилось и покатилось, как шар в кегельбане, я оказался дома.

Задумчивость мокрой тряпкой легла на мою похмельную голову. Эхо минувшей ночи не хотело меня отпускать и настойчиво просило окончательной ясности.

За ясностью я обратился в соседнюю квартиру. Там, за стенкой, обитает благая бабушка, аптечная душа. В память о её научно-медицинской молодости у ней остались некоторые соблазнительные штучки. В том числе, микроскоп. Простенький, но всё-таки...

Научная бабушка поддалась на уговоры, жалобы и ложь. В итоге, я получил микроскоп в пользование на пол-часа, и затаился с ним за дверью, один на один.

Сомневающимися, поминутно влажными пальцами, я взялся за органы настройки волшебного прибора, навёл и сфокусировал всю возможную мощь оптического устройства на самом главном – на том, вокруг чего вращалась прошедшая ночь и вся наша плохо освещённая Галактика. Доверять своим глазам я больше не мог, решил отдаться микроскопу. Пусть он выявит и прояснит, пусть откроет новую, нескучную страницу в моей скучной жизни!

… Прошли отведённые мне пол-часа. Я сломал глаза. Ещё немного, и я сломал бы микроскоп, об стенку. Однако, прибор надо было отдавать и поэтому он выжил.

Но мне хотелось (до сих пор хочется!) спросить у микроскопа: «Ну, дык, где же?».

О чём содрогалась в оргастическом нересте моя вчерашняя ОНА?

Где это всё, что явилось ЕЙ в зрительных образах и даже в шершавых ощущениях? Куда вообще подевалась огромность предметов, изумляющая по ночам?

Смотрел-смотрел. С микроскопом, без микроскопа, в монокль и бинокль. Тщетно!

Алкогольно разбитый и морально сдувшийся, я вынужден был смириться. Хоть в сантиметрах, хоть в дюймах, хоть в ярдах и в аршинах – всё одно, всё как раньше, без волшебства. Границы возможного ничем кроме воображения, увы, не раздвинуты...

 

-----------------------------

P.S.

Так выпьем же за это! То есть, за воображение!

За женское воображение!

Качество столь же редкое, как и женское благородство.

 

Барышни, развивайте это, читайте фантастику! Жизнь ваша и наша заиграет небывалыми цветами и брильянтами. Хотя бы с фонариком под одеялом J.


Комментариев: 2

памяти полоскина посвящается

 

 

Полоскина больше нет.

Однако предложение Полоскина – посмотреть «Запрещённый приём» (2011) — никуда не делось. Оно сидело, будто заноза, в моей совести. Ибо я легкомысленно благодушествовал, я обещал.

Вот, пришло время, плод созрел. Настал час сорвать его и надкусить. Что мы с вами сейчас и сделаем...

 

В ЗАЛЕ ОЖИДАНИЯ

 

Название фильма «Запрещённый приём», знаете ли, увлекает воображение по хрестоматийному пути с разбиванием кирпичей и досок, и с финальной дракой народного атамана против коллектива незатейливых каратистов.

Однако, Полоскин не имел бы на своей шкурке тридцать девять полосок, если бы подсунул нам такое харчо.

Нет, Полоскин со своими полосками не так прост, поэтому и «Запрещённый приём» оказывается дальше от нашего воображения, чем мы себе можем вообразить. Пардон за игру слов!

 

НЕЖДАНЧИКИ

 

Имеем не то, что мы искали в зале ожидания.

Имеем музыкальный кино-комикс в тонах сумеречного состояния души.

Стилистика, вызванная к жизни опереттой мрака, известной как  «Город грехов» (2005).

Неумолимо погружаемся в двухчасовой фильмо-клип в духе «нуар-end», невероятно тщательный в деталях, претендующий на прописку в иконостасе жанровой разновидности.

Похоже, склонность авторов этого зрелища лежит на поверхности. Сюжет – ничто (выражайся как хочешь), стиль – всё! Стиль – это константа, это число «ПИ». Всё здесь поставлено на колени перед «ПИ»!

Знаете, хотя бы ради того, чтобы насладиться этим священнодействием – как авторы фильма маньячно вылизывают оттенки мрака и стилистические ходы – уже стоит глядеть дальше, чем десять минут. Тем более, что фильм не оставляет пробелов и не даёт шансов опомниться.

Крадучись, на цыпочках, идём дальше!

 

ОСТАТОЧНОЕ ЭЛЕКТРИЧЕСТВО УБИТОГО МОЗГА

 

Очевидно, что героиня сюжета погибает сразу же, в самом начале, быстро и отвратительно. Вся остальная история – это уже радуга от испарения её поражённого, пробитого навылет мозга.

Говорят, изначальный замысел «Матрицы» состоял в том, что все головоломные приключения её героев – лишь сон, навеянный самой Матрицей, потому как игры сознания будоражат обмен веществ, повышают теплоотдачу организма, физического тела, по-прежнему пребывающего в плену электролитического рассола. Машинам нужен КПД от биомассы, и они его получают, погружая пленников в иллюзию приключений. Впрочем, не слишком ли мы уклонились?

Забавно, знаете ли, но есть нюанс, мешающий плавному восприятию всего, что тут происходит.

Дело в том, что несчастная наша героиня – вылитая Кристина Эдмундовна Орбакайте в её раннем девичестве. Трудно отделаться от впечатления, что вот-вот появится сама Алла Борисовна и затянет что-нибудь своим фирменным голосом образца 1980-го. Типа, а знаешь, всё ещё будет… Хотя, на фоне всего, что творится по ходу фильма, это прозвучало бы в высшей степени издевательски. Ибо, тут и без толстых очков видно, что ни хрена хорошего уже не случится. Намеченный тренд – от плохого к худшему – не согнуть, он как лом в руках дворника.

 

ВСЕ СВОБОДНЫ

 

В чём миссия фильма?

Миссия в том, что он роет колею. «Матрица» (1999-2003) её проложила, наметила, «Конгресс» (2013) углубил, а этот черпает грунт уже полными ковшами, не стесняясь.

Вот увидите – на ближайшее десятилетие это станет доминирующей темой мирового кинематографа, или того, что от него останется.

Стирание граней между реальностью и наведённым мороком – главная, последняя и единственная задача современного кино. Отменить логику, подвесить сознание на паутинку, разрушить кристаллическую структуру мозга – и привет. Все свободны, даже узники псих-лечебницы.

 

РЕМАРОЧКИ

 

Ремарочек будет не много, но без них — никуда.

1. Фильм навязчиво и очень убедительно пробрасывает тему: немцы – не достойны жалости в рамках человечьего рассуждения; мочи, дескать всех подряд – там людей нет, там пневматические андроиды на батарейках.

Попытаться понять – зачем идёт такой message – дело отдельного разбирательства. Это не сейчас. Однако, чую, не видать немцам покоя и благополучия в исторической перспективе. Британский Лев будет тиранить Дойчланд упорно и въедливо, пока не загрызёт окончательно.

2. Батальные сцены на изумление хороши. Не утомляют, не оставляют оскомины.

Почему – даже не берусь объяснить. Просто факт.

И ведь понимаешь, что здесь нет ничего живого, сопереживать некому, что тут сплошь голограмма, которую тебе транслируют прямо на сетчатку глаза, минуя даже зрачок. А тем не менее, вкусно быть свидетелем происходящих побоищ. Очень вкусно.

3. Поводов для названия фильма в самом фильме я лично не обнаружил. 

 

ТОМУ, КТО БУДЕТ СМОТРЕТЬ

 

Благоговейте перед деталями, обожайте оттенки – и вы получите редкостное удовольствие от гипер-стильного, маниакального изделия «Запрещённый приём».

 

РЕЗЮМЕ, ПРИГОВОР

 

Кинематографическое изваяние торжествующего ада.

Кино, которое убивает.

Авторы заслуживают расстрела.

 

Полоскин заслуживает дополнительную полоску. Вареньем, на нос J.

 

Комментариев: 15

последний дюйм - 2

 

 

 

ПОСЛЕДНИЙ ДЮЙМ — 2 

 

О СЧАСТЬЕ, О НЕСЧАСТЬЕ, И НАОБОРОТ

 

 

— 1 –

 

Осмелюсь повторить за Булгаковым: не планируйте себе ничего, ибо сами не знаете, что запланировано по вашу душу.

 

— 2 -

 

Знакомо ли тебе чувство счастья?

То есть, вечером в пятницу?

Даже если ты начальник и хозяин жизни, ты понимаешь, о чём я говорю. Даже начальники и хозяева жизни знают, что это такое.

А если ты — работник наёмного труда, то — тем более.

В пятницу вечером словно открывается небо, душа отпускается из плена, и ты начинаешь понимать – что такое блаженная вечность. Святой простор и воля длинною в два предстоящих выходных дня. Только теперь, в эти часы, вечером, и только в этот день недели, в пятницу, кровь начинает играть как шампанское. Ты – победитель, ты — дожил! Ты полон чувств, прилив сил переполняет тебя, и ты мог бы сдвинуть Землю, если б знал, где найти точку опоры!

Вот, что такое – волшебный вечер пятницы! Вот, кто такие – мы, пьющие это вино свободы!

 

— 3 -

 

Итак, если мы с вами поняли друг друга, то вы легко представите тех двоих.

Те двое благополучно дожили до пятницы, до самого её вечера.

Коренастые такие дети своего народа, на крепких таких, кривоватых ногах, с короткими такими, красными шеями. Почти неразличимые в темноте, они вышли в круг света от скупого уличного фонаря, и про них многое стало понятно.

Кто они, по виду?

Может, барыги-компаньоны, содержащие торговый ларёк на пару. А может, рабочие трамвайного депо. Грань, отделяющая эти два сословия друг от друга ещё очень условна, ещё плохо различима, особенно, когда на улице темно.

Главное – в руках у них кульки с бухлом и снедью. Что свойственно в такую пору дня и недели кому угодно, даже лектору Общества «Трезвость и Катарсис».

Эти двое шли себе впотьмах, о чём-то беседуя, и было слишком очевидно — что их сейчас ожидает, и что они себе удумали. Ведь они, скорее всего, идут в гости к Наташе. Или к другой бабе. Она – их коллега по трамвайному депо, или по обочине дороги, где у них ларёк, им уже не надо знакомиться. Можно сесть и выпить уже не выясняя имён, уже без пиетета, и вообще без заклинаний хорошего тона, а так, по-простому.

Кайф, переходящий из вечера в ночь, и насквозь до утра – вот, что у них на уме. Это – логично, это — неотвратимо. Они это заслужили. Мир принадлежит им.

 

— 4 – 

Когда они вышли под освещение фонаря – оставался буквально шаг до дверей подъезда. Пятиэтажная хрущёвка готова была уже распахнуться им и принять к себе за пазуху.

Но тут некто окликнул их.

Пустячок, вроде...

Однако, то был детонатор фатума (говорил же Булгаков!), и волшебный вечер пятницы окрасился иначе, нежели ожидалось.

Детонатором был я, ваш покорный слуга, писатель на заборе.

Я окликнул их с вопросом.

Звук моего голоса едва только успел прозвучать, а смысл вопроса ещё не успел коснуться мозга вопрошаемых, но Галактика уже обрушилась.

Оборачиваясь на звук моего оклика, оба они продолжали движение, влекомые силой инерции. Тот, что покрупнее, шёл первым, и на пути его лежал фундамент парадного — бетонная плита, как основание крыльца. Стандартная, привычная, форматом два на два, она скромно выступала из окружающего асфальта сантиметров на пять, не более. Как это везде в наших старых дворах и бывает. Подыхающий таракан – и тот с лёгкостью берёт такой барьер, шутя переползает эти жалкие пару дюймов отвесной вертикали.

Ясно, что в другое время, при стандартных обстоятельствах, человек перешагивает эту случайную шершавость рельефа на своём пути и даже не замечает её.

Теперь же иное дело. Вечерний человек обернулся на оклик из темноты, и ботинок на его ноге, улучив миг самостоятельности, легонечко так запнулся носком об это жалкое возвышение, о самый последний дюйм и...

… И отправил вечернего человека в полёт...

 


  — 5 –

 

Мужик со всего маху грянулся лицом о плоскость бетонной плиты, будто о взлётно-посадочную полосу!

Лицо, конечно, жаль.

Но ещё больше трагизму в том, что об то же самое грянулись, будто ласты, его конечности.

Естественное дело, что он, падая, рефлекторно пытался выставить руки перед собой. И оно бы вышло, но ...! В каждой руке было по пакету с бухлом! Так что, пытаясь выставить руки перед собой, он лишь хватил кульками о планету, с размаху, с учётом инерции падающего туловища, с ускорением! То есть, содержимое обоих пакетов жахнулось о каменную твердь с таким усердием и с такою силою, что не просто разбилось. Оно рассыпалось, наверное, в крошку, аннигилировалось до атомов стекла и молекул водки!

Таким образом, не сумев подставить руки, упавший не спас и лица. Его «облико-морале» встретилось с серым квадратом тупо и бессмысленно, будто налетев на встречный поезд.


Ещё миг тому назад был томный мир, пятница-развратница с волшебными огнями и добрый вечер с бухлом и Наташей.

А спустя мгновенье уже разбито всё – лицо, бухло, мечты и планы...

Какой теперь смысл идти к условной Наташе? Ведь больно же смотреть на её неземное сияние без ликёро-водочного светофильтра…

 

Я бежал!

Я не ждал следующей серии. Мне надо было выжить.

 


— 6 –

 

А ведь я появился там не вдруг!

Нелёгкая меня туда притащила...

Случилось так, что у меня сгорел монитор от ПК. Классный такой, широченный. Мне было до слёз жаль денег на ремонт в сервисной конторе, и я решил сэкономить.

Я обернул монитор кульками и скотчем, и припёр его в отдалённый район города, где никогда ещё не был. Где-то здесь обитал коллега мой по прежней работе – золотой, отзывчивый альтруист, изумительный мастер в области всех видов офисного оборудования.

Я начал искать его жилище, тут, в лабиринте старой, пятиэтажной застройки, и мне никак не удавалось найти искомый адрес. Ни один дом не пронумерован, и фонарей – поискать ещё, будто черти покрали. Окна в домах и те – мало какие светятся.

Что за леший? Где люди, где цивилизация? Куда я попал?

Вокруг мрак ноября, голые ветки деревьев, мёрзнущая слякоть под ногами, какие-то дворы с детскими площадками – и ни души.

Собрался тыкать пальцами в мобильник, дабы уточнить себя, дабы осознать свои координаты на Млечном Пути.

Но тут, вижу – в отдалении замаячили эти двое...

Вот я, обрадованный, и поспешил к ним со своим невинным вопросом – типа, где я, братцы?

 

 

— 7 –

 

А секунду спустя я уже бежал. У меня отличная реакция, и я моментально соображаю – когда нужно смываться.

Сложнее вопрос – куда именно текать?

Понятия об этом нет, и вот я улепётываю наугад, по прямой, сквозь мрак и какие-то ветки, с тоской обнимая свой дорогущий плоский монитор, ожидая погони и расправы. В голове ёжится мысль: «Эх, блин, жаль! Он мог бы ещё поработать!». Ясное дело – догонят, разобьют не только морду…

Но – чу! – слышится мне где-то за спиной далёкое:

«Эй, земляк!»

Удивившись, я как мог притормозил экстренную свою эвакуацию и замер в ожидании.

Они, наверное, заметили мои глаза, лихорадочно поблёскивающие во тьме, и поняли, что я ещё тут. Поэтому крикнули мне примерно так:

«Дык, что ж ты, сука, хотел спросить-то, падла?»

Не выходя к ним поближе под софиты драматической сцены, я издалёка объяснил — чего мне было от них надо.

В ответ получил, от сердца:

«Да вот же, сука, дом этот, вот!!! И нам сюда же! Пошли!»

 

 

— 8 –

 

Нет, не пошёл я с ними.

Я терпеливо дождался, пока они исчезнут из поля зрения и вообще из моей жизни. Потом лунною походкой Майкла Джексона продолжил путь в обнимку с широким своим монитором...

До нужного порога я в тот вечер всё-таки добрался.

Пока мой добрый коллега-альтруист тестировал монитор на предмет выявления повреждённых узлов и цепей, я, держась за животик, рассказывал ему о постигшем меня приключении. Я рассуждал о счастье и несчастье, о последнем дюйме и о теории вероятности, о диктатуре чёрного юмора и о роли личности в Истории. Он слушал меня с вежливым сочувствием, он был кристально серьёзен.

Я сообразил, что он не врубился (понятно – занят работой!), и пересказал ему ещё раз, пропуская философскую часть, просто о фактах. Коллега-бессребреник кивнул головой, опять выражая немое сострадание.

Набрав в лёгкие воздуха дабы сделать третий заход, я вдруг осёкся. И заткнулся.

Меня посетила мысль: чего-то в этой истории я не понял и не заметил!

Видишь, умному человеку-то не смешно...

 

  

Комментариев: 0

завидую

 

 

Читаю и завидую!

И думаю...

Смогу ли я когда-нибудь написать что-либо подобное?


«… Это как… как вы включаете «Спокойной ночи малыши», а там стоит Хрюша со спущенными штанами и дрочит. И кричит «Слава Украине! Героям слава!» Потом его бьёт съемочная группа, включая укушенную за сиську тетю Таню. Затем Хрюша дает интервью как жертва телевизионного террора. И в конце, конечно же, «вот мой яндекс.кошелек, присылайте сало, цыбулю, самогонку Таньке на сиське синяк протирать».… ». (Егор П.)

 

Вряд ли я так смогу.

Чтобы писать такое – это надо пережить. То есть, по методу Максима Горького – сходить в люди. Сходить, напиться, укусить… Потом виновато протирать тугую сиську самогоном и чувствовать, как в голове рождается эпиграф будущей трилогии: «… Стоит Хрюша со спущенными штанами...».

 

Сильно.

Неподражаемо.

Рок-н-ролл — мёртв.

Штаны — на подтяжках ...

Комментариев: 0

крестоносцам в пятницу

 

 

 

Народ, держитесь за планету всеми четырьмя!

Пролью вам сейчас немного свету, за что буду побит (понятное дело!) вениками и пустыми бутылками.

Вот уже семь лет, как ничего не вкушаю по средам и пятницам.

Лет пять в том же режиме у меня проходят и понедельники. Впрочем, понедельники тут не в зачёт. Случайно получилось, прицепом.

Итак, ото сна восстав, на протяжении дня я воздерживаюсь от любой снеди до 17-00. Вода или чай-кофе без молока и без сахара на протяжении указанного периода под ограничение не попадают. Хлебай ковшами!

В 17-00 происходит смена церковных суток, и тогда я позволяю себе всё, до чего могу дотянуться.

Так вот, что интересно.

Когда часы бьют 17-00, то вопреки привычному порядку вещей, в меня не лезет еда! Нет, я конечно чувствую, что проголодался и старательно запихиваю в себя что-то. Однако, получается весьма скромно. Организм за эти годы отвык жрать. Организм стал вкушать.

Ем что хочу, а хочу – немного. Парадокс.


Если спросите – трудно ли держаться в таких рамках – отвечу честно: «НЕТ!»

Почему – не знаю.

Вдвойне странно то, что я ведь хилый чел, не обладающий ни волей, ни характером. Евро-стандарт.

А теперь главное.

Для чего, собственно, весь этот риторический разбег.

 


КРЕСТОНОСЦАМ

 

Братья и сёстры мои во Христе! Благородные крестоносцы!

Вспомните кого-то из дорогих вам людей (детей, родителей, любовниц, благодетелей). Настолько дорогих, что готовы пойти за них в тюрьму, или готовы драться за них, как Леонид за Фермопилы, на смерть, не думая о последствиях.

Вспомнили?

А теперь представьте себе, что это дорогое вам существо, это сокровище вашей жизни бросают в камнедробилку. Ну, или попросту избивают до хруста костей, до инвалидности, что в общем – одно и то же. А потом, на десерт, прибивают гвоздищами к дереву. И вам это известно! Собственно, вы даже присутствуете, не в силах вмешаться...

Как считаете — в тот день, на фоне всего этого, что происходит, вы нашли бы возможность покушать три раза, как обычно?

Вряд ли, сомневаюсь, что еда вообще пришла бы вам в голову. То был бы адский день разрыва сердца, а не брюха.

Если, конечно, вы люди, а не говядина.


И теперь я спрашиваю: как вы, крестоносцы, можете жрать в пятницу?

Я не понимаю ...

Кто или что дороже Христа? Господин безсмертия нашего, и безсмертия всех, кто так нам дорог! Не шуточки… Так почему же Его страдания не трогают вас, не встают комом в горле поперёк вожделенной вашей жратвы?

Мне скажут: не городи ерунду. Дела Евангельские – когда были-то? В память об этом Пасха есть, Страстная неделя.

Вспомнили, отметили, кто-то что-то даже соблюдает, в чём-то по силам воздержан.

А я отвечу: Истина когда существует? В тот миг, когда открыта миру и услышана? Разумеется, нет. Разумеется, Истина явленная миру, существует всегда – и до её открытия, и ныне, и раньше, и во веки веков дальше будет существовать. Она не проходит. Она есть.

Так что ж говорить о пятнице?

Так что ж говорить о среде?


Если Новый Завет – книга Истины, то Евангельские события, произойдя однажды, происходят прямо сейчас, вне понятия времени. Мы существуем внутри них.

Каждая календарная среда – родная сестра той Предательской Среды.

И каждая календарная  пятница – родная дочь той Мучительной Пятницы.


Знаю, крестоносцы, что многие из вас покрутят пальцем у виска – мол, ещё один подорвался! Девиантов развелось...

А я вам скажу: если бы вы только видели мою фигуру!

Может, хоть так до вас дойдёт...

 

 

 

Комментариев: 9

дело безруких

 

 

Безрукие тут все!

И Сергей Безруков (как продюсер), и Андрей Мармонтов (как режиссёр), и Мармонтов с Безруковым (как сценаристы). Оба приложили тут свои резервные конечности!

Чую в этом железную пяту математики: от количества безруких, принимающих участие в деле, качество изделия не растёт, никак.

Странное, начало, правда?

Но, что делать, если нет другого пути, дабы начать погружение в эту кинематографическую пепси-колу под названием «Реальная сказка» (2011 год, РФ).

 

І.

 

Начало, кстати, давало надежду.

Дебютный наброс невесёлых (я бы сказал – тревожных) картинок в духе Брэдбери, краткие реплики, наполненные таким намёком, что холодок бежит по мороженому, похищение первоклашки-девочки, которая не умеет шнуровать себе ботиночки...

Сделано всё правильно.

За пять минут приоткрыты все дверцы, за которыми ступеньки, ведущие впотьмах, и все табакерки, из которых что-нибудь да выскочит.

Сфальшивили только на одной ноте – сделана заявка на христианскую человечность и солнечное великодушие работников МВД. Их за палец кусают, а они – «ну, дядь Лёш, ну, хватит кусаться-то» — то есть, без дубинок разговаривать умеют. Но то ж сказка всё-таки, так что закрыть зенки на этот сюр можно.

Однако, чем дальше часики тикают, тем явственней проступает обман ожиданий. Именно сказочная часть – самая хромая лапка у этой кино-химеры.

Взяты все персонажи русских древностей, каких только помнили буйные головушки сценаристов, и брошены на бочку из под рома, словно игральные кости – авось, мозаика сама сложится. Понятно, что целостного сценария не было, дописывали урывками, на коленках друг у друга. Задача, как я вижу, состояла в том, чтобы ввязаться в драку, начать осваивать бюджет. А там видно будет. Так завещал Ильич-Ленин. Он ошибался.

Не сложилось, не видно ни буя, ни счастья.

Верные слова, достойные эпиграфа ко всему этому, прозвучали на 9:12 по таймеру, и я под ними подпишусь: «Да пошёл ты!».

Это и диагноз и приговор всему остальному, что эти лешие от кинематографа натворят дальше.

 

ІІ.

 

И, кстати, об удачах.

Талант не обошёл стороной даже эту бригаду кино-ваятелей, обдал их брызгами озарения, и у них фрагментами получалось прям «на бис».

Взять хотя бы сценку с попаданием гранаты в лимузин Бориса Эдуардовича Кащеева, стяжателя зла. Всё разлетается, всё горит, даже костюмчик местами пламенеет, а деспот сидит внутри этого костра и молвит устало: «Ну, дурак, ты меня достал!». Потом достаёт сигарету и стильно, очень стильно прикуривает от языков огня, исполняющих танец у него перед носом.

Эх, до чего же, думаю, здесь пригодился бы Клинт Иствуд с его фирменным прищуром из под шляпы!

Но, ладно. Ярмольник тоже молодец. Зачётно прикурил.

В «Матрице» такого не было. Не додумались в «Матрице», не допёрли.

А вот судьбоносная беседа на скамейке — это как раз оттуда. Хрустальный герой, мутная баба-яга, вопрос-ответ, а ясности всё нет. И ключевые фразы беспардонно скопированы.

Вообще, мне нравятся бесшабашность и незатейливость, с которыми этот фильм черпает штампы импортного кино. Да и правильно! Какого лешего стесняться – на то и сказка. Она же — ложь, всё спишет.

Да и хрен бы с этим! Я простил бы этой кино-поделке всё вышесказанное. И просто не вспомнил бы о ней никогда. Но, туды её, она сама вынудила меня оттоптаться на ней, как на лохматом коврике!

Сейчас объясню.

 

ІIІ.

 

Наше кино давно и прилежно занято изображением зла. Кино таскается за ним как служанка-содержантка.

Зло облизано им, ухожено и приодето, брови подведены, румяны накрашены. Благодаря этой нехитрой магии зло выглядит привлекательно, оно манит, увлекает к подражанию. Зло респектабельно, иронично и снисходительно. Народ, да с ним, оказывается, можно сожительствовать!

И, главное, зло всегда выглядит цельным, целостным. Никаких метаний, никаких исканий – зло падает домкратом, едёт асфальтовым катком, летит стеною в лоб. А мы – только брызги на его пути.

По другую сторону усилий кинематографа – безрукое, дефективное, покрытое трещинами сомнений добро. Оно чахнет, крошится, вихляет в сторону. Ни следов не оставляет, ни тени не отбрасывает. Добро у них двугорбое, добро у них с пятнышком. Это добро не видно в темноте, оно, по их версии, не сияет чистым, вечным светом.

Кино-бутерброд «Реальная Сказка» — в полный рост хворает всем этим триппером. Чего только стоят быдло-богатыри на службе у симпатичного, респектабельного Кащеева! Былинные радетели о земле русской выглядят опаснее его. И ведь, главное, ведают, что творят. Но с готовностью предъявляют оправдание – мол, не верят в них люди, вот и подались в полицаи-холуи.

Это чистой воды глум над светлой стороной мироздания.

Кто из бригады авторов фильма латентный сатанист, а? Признавайтесь, упырята!

В очередной раз убеждаюсь, что кино-творцы современности в массе своей – больные люди. Тем более, учитывая заявленную гражданином Безруковым сверхзадачу, миссию фильма. Хотим, дескать, возродить в стране моду на русскую народную сказку! Похоронная команда взялась за возрождение...

 

ІV.

 

Кстати, отдельный разговор о Безрукове. Глядя на актёрское качество бывшего «Саши Белого», язык не поворачивается вторить о безрукости. В том то и дело!

Я всё не мог понять, от чего мне кисло на этом сказочном кино-сеансе, отчего попкорн не жрётся. Потом дошло – в чём причина оскомины.

Актёр Безруков слишком хорошо играет для такого беспомощного фильма. Я понимаю, что он не может играть слабее. Но от этого фильму только хуже. Брильянт сияет, а оправа склёпана из алюминиевой ложки, честное благородное. Мой разум этого не принимает.

 

Продюсер Безруков провалил прокат фильма.

Но кто бы смог прокатить такое изделие лучше?

Актёр Безруков сыграл фирменно. И этим добил кино-поделку окончательно.

Потому и не прокатил.

 

Бесплатный совет: Безруков, хорош мерцать каратами! Играй хуже!

 

 

 

Комментариев: 2

Любовь и карлики. Привет - Гюго!

 

 

«Я выгляжу хуже, чем ты можешь себе представить».

 

Это из разговора двух виртуальных единиц Всемирной Паутины.

С этого всё начинается.

Этим могло бы всё и закончиться, не посмей я предположить, что все мы выглядим хуже, чем представляют себе другие.

Так что...

Идём смотреть «Шапито-Шоу. Любовь и Дружба» (2011 год, РФ).

 

Миссия этого кино – забавлять. И оно-таки блестяще получается, с частотой раз в минуту, несколько раз за эпизод. Так и сидишь, разинув лыбу и забыв, что чайник на плите выкипел.

 

Часть 1. Любовь

 

Забавляет уже пролог истории: юная фемина (девушка – солнечный зайчик с явными симптомами Интернет-зависимости) мечется по городской площади в поисках своего виртуального возлюбленного. Он — «Кибер-странник», и это всё, что её о нём известно. Она в растерянности. Она заламывает в отчаянии руки. Она пристаёт к людям с одним и тем же вопросом.

Ей с ходу попадается карлик – настоящий, маленький, с пушистой плешкой по выпуклому черепу.

Она – ему (с великий робостью и надеждой): «Извините, вы не Кибер-странник?»

Он – ей (хмуро и даже с укором): «Девушка, я что похож на киберстранника?»

Сквозь приступ ржачки так и просится сказать ему: «Ёптыть! Да кому ж, если не тебе, быть похожим-то? Ты ж вылитый персонаж он-лайн игры! Туранчокс в джинсах»...

Дело в том, что у фемины и Кибер-странника назначено свиданье. Это первый выход их в реал, и ей люто хочется, чтобы он реализовался, оформился, визуализовался, так сказать.

В результате поисков она его находит. Драматургия требует!

Как оказалось, подозревая карлика в том, что он – это и есть Кибер-странник, фемина не сильно-то и ошиблась. Этот тоже оказался карликом. Совершенно тот же типаж, и по форме головы с пушистой залысиной по черепу, и по человеческой сути, по дребезжанию надтреснутого характера. Карлик под увеличительным стеклом – вот какое чудо досталось ей по Интернету.

Дальнейшее кино о том, как неумолимо и мучительно эта лилипутская натура лишается покрова увеличительного стекла.

Кино о постепенной и трагикомической визуализации морального мизера.

Вторая часть –  угарней.

 

Часть 2. Дружба

 

Вторая часть, сходу: шекспировские страсти на дискотеке для глухо-немых, достойно апофеоза.

Разговор, где-то там же:

«Я привела глухо-немого певца!»

«Да?!»

«Да! Вот он!».

«Здравствуйте, очень много наслышан!… Я очень мечтаю увидеть, как вы поёте!».

Но это пустяки. Не для этого всё затевалось.

Программная тема этой части кино-дилогии проговаривается в тамбуре курортного поезда:

— Так как ты стал геем? Или ты им всегда был?

— Как стал? Даже не знаю. Просто подумал, что мне это интересно.

— Просто интересно?

— Да.

— А я не знаю – смог бы я? Вдруг профессия потребует...

— Мне кажется, это всё так условно...

— Может быть! Но я ещё не готов. Не готов...

В том-то и состоит вызов сюжета. Готов, мол, или не готов.

Такая постановка основного вопроса бытия сердечно возмущает нашего главного героя – глухонемого певца-булочника, капризом случая вовлечённого в карнавал курортного шоу-бизнеса.

Как вы можете это терпеть – кругом же одни пидарасы!

С этим вопросом он регулярно пристаёт к своим добрым попутчикам. Однако все отмахиваются от него, как от юродивого. Никто не понимает – чего он волнуется?

Все вялы, расслаблены, кайфуют от вина и солнца. Каждый занят решением основного вопроса, заявленного в самом начале – «готов или не готов». Профессия требует определяться!

Ход авторов сюжета достоин аплодисментов!

Несчастный чел, условный калека, обделённый природой и обречённый на посмешище, комичный персонаж, выглядит как ясный минерал в куче навоза. Он, со своей душевной простотой — чужак на этой шоу-планете. Кристально чистый, нелепый одиночка.  

В сущности, это реинкарнация Квазимодо. Присмотритесь вооружённым, пьяным глазом!

 

Авторам сего кинища – большую шоколадную медаль на пузо! — за их новое прочтение Гюго. 

 

 

 

Комментариев: 4

за козла - ответил!

 

 

Имею вредную привычку, борюсь с ней, но пока что не могу победить: веду писательство одного и того же содержания на двух разных блог-платформах.

Так вот, ничего не предвещало перемен, и ничто не мешало страдать этим недугом дальше, пока в дело не вступили козлы.

Моя тема от 9.04.2018 под заголовком «Полное собрание козлиных сочинений» в благородном обществе MyPage не вызвала никакого ажиотажа. Даже после того, как я, раздухарившись, выдал в пост-комментах актуальный лозунг момента – «Бей козлов, спасай капусту!» — никто не попытался вставить мне кочан капусты в моё виноватое место.

Совсем другое дело – вторая блог-платформа, где я имел дерзость писАть на заборе. Даже сама заявка на козлиную тему вызвала там лихорадочный энтузиазм. Я получил целую повязку из благодарственных баранок себе на шею, и решил, что становлюсь новой звездой платформы. Поэтому, потеряв всякое чувство меры, взял, да и ляпнул в коммент-перекличке своё возвышенное, почти декабристское: «Бей козлов, спасай капусту!».

О! Это была ошибка похлеще, чем ошибка Тони Вендиса!

Через десять минут на мою страницу был наложен железобетонный блок весом в десять тысяч тонн.

На мой запрос к админу блог-платформы, мне бросили мстительную кость ответа: админ имеет право блокировать кого захочет даже без оглашения причин. Короче – нАуй, нАуй отсюдова!

 

Сей терпкий и поучительный эпизод моего писательского пути оказался, как ни странно полезен. Ибо позволил сделать несколько  глубоких выводов и даже, не побоюсь этого слова, открытий:

1. Фамилия админа платформы, где меня превратили в окаменелость, теперь известна: Козлов его звать. Зуб даю! И даже на могильной плите будет нацарапано – дескать, Козлов жил, Козлов жив, Козлов будет жить!

2. Альтернативой предыдущему тезису может выступить гипотеза, что детонатором событию послужила именно капуста. Кто, скажите мне – кто!!!??? — может так ненавидеть капусту, что даже теоретическую попытку заступиться за неё вынести оказался не в силах? Трудные зигзаги моих размышлений, которыми я терпеливо прогулялся, странным образом снова вывели меня на путь, ведущий к теме козлиного ига.

3. Теперь точно известно, что среди админов MyPage козлов нет, как и нет никого, кто люто ненавидел бы капусту. А это уже несомненный позитив. За борщовый набор я спокоен.

 

 

 

Комментариев: 2
Страницы: 1 2 3
гетто Блинова
гетто Блинова
Было на сайте на прошлой неделе в среду 19.09.18 в 18:16
Читателей: 3 Опыт: 65.2583 Карма: 3.00045
все 3 Мои друзья